17 Февраля 2020
Лица

«Страшный человек» Анна Лутаева

Архитектор Анна Лутаева будто стоит в стороне от краснодарской дизайнерской тусовки. Но даже это не мешает ей быть личностью известной и в какой-то мере эпатажной. Она радеет за сохранение старины и в то же время наслаждается идеей апокалипсиса, преклоняется перед людьми созидающими и не терпит подделок. Она верит только в свои принципы, которые непоколебимы даже при глобальной катастрофе. Мы решили разобраться в этих противоречивых концептах.

Беседовала Ксения Бороздина
Фото: Денис Педань 


Ты не ходишь по мероприятиям, тебя нет в дизайнерских сообществах, ты всегда чем-то недовольна. Но недавно ты стала мамой и, казалось бы, новый статус должен был сделать тебя мягче…
Он сделал меня более жесткой. Времени стало меньше, значит мои фразы должны становиться короче, подборки — оперативнее. Как быть довольной тем, что мы живем в плохих интерьерах, производим некачественную продукцию не только на дизайнерском поприще — у нас в России все производится тяп-ляп. И если в интерьере это еще как-то прокатывает, то в архитектуре такой подход недопустим, большие мазки, важность пропорций и зависимость всего этого от миллиона деталей. Я понимаю, что некоторые ментальные минусы не искоренить даже из меня.

Ты тяжело с заказчиками сходишься, учитывая импульсивность характера?
Наоборот. Все мои заказчики обращаются ко мне, потому что я Лутаева и я сделаю хорошо. В дизайне иногда бывают какие-то разногласия, в архитектуре почти нет, потому что любое решение здесь можно аргументировать через бизнес, продажу и маркетинг. Тем более, если мы говорим о коммерческих зданиях, а не о частных. Поэтому и в интерьерах, я больше люблю общественные пространства — тогда думаешь о проекте как о работающей машине, это позволяет мыслить не мелочами, а большими мазками wow-эффекта.

Ты так пылко и вроде правильно обо всем рассуждаешь. Но при этом я ни разу не видела твоего опубликованного проекта нигде — ни в журналах, ни на федеральных сайтах…
Мне это не нужно. Это не работает как лидогенерация для меня. Ну допустим, меня опубликовали в AD, и?

Ты часто постишь в Instagram проекты под брендом Asthetique. Я так понимаю, ты с ними сотрудничаешь. Как ты там оказалась?
Я уже более трех лет сотрудничаю с Asthetique. Это дизайн бюро, которое базируется в Нью-Йорке. Московский филиал представляю я и другие сотрудники, которые занимаются авторским надзором, чертежами и техническим оснащением. В целом компания работает в области дизайна, архитектуры и планируем еще девелопмент — мы хотим инициировать проекты, а не только проектировать их. Я нашла их в Instagram. Лайкала их, а они — меня. В один прекрасный день один из партнеров написал мне: «Привет, Аня. Нам очень нравится то, что ты делаешь. Давай делать это вместе». Я своим глазам не поверила, но пришлось, не думала, что так скоро я смогу работать в такой компании.

Ты ставишь себя выше, чем краснодарское сообщество дизайнеров?
Я точно делаю проекты лучше, особенно коммерческие. С частными сложнее, это точно не мой профиль. И да, я считаю, что делаю продукт качественнее с Asthetique. Но я не ставлю себя выше, потому что я не очень понимаю, что это значит. Вова Анд, Яна Холикбердиева — они супер. Петров сложнее, закрывая глаза — одно и то же, да еще и с подделками, последнее меня расстраивает. Думаю, что за дизайнера должны говорить его проекты. Про себя могу сказать, что я честна. Я нигде не ставлю реплики, ищу альтернативы, вплоть до того, что начерчу предметы интерьера сама.

А как ты относишься к дизайнерским коллаборациям? Например, ты и Вова Анд?
Я в них не верю. Любой адекватный, уважающий себя дизайнер — личность. Я не понимаю, как два лидера могут ужиться в одном интерьере. Мои принципы явно не сходятся с принципами Вовы. Я прихожу в его заведения, мне вроде бы все нравится, но я бы никогда такое не сделала. Зато я верю в коллаборации между людьми из смежных областей: диджей и дизайнер могут сделать крутое место, например.

Ты за сохранение старой архитектуры в Краснодаре?
Я за сохранение истории. Иначе, мы не будем понимать, откуда идем. Но у меня на этот счет есть и другое мнение, которое поймут лишь те, кто смотрит на мир немного шире. Человечество, с момента своего зарождения, уничтожает и себя, и все за собой. Столько архитектуры погибло, ты даже представить не можешь. Мы сохраняем лишь крупицы. И, поскольку я за идею логичного апокалипсиса я редко грущу по этому поводу. Люди, к сожалению, мыслят только в рамках своего обозримого века, но если взглянуть чуть шире, то расстраиваться из-за того, что что-то исчезает, глупо и бессмысленно. Потому что кирпичный дом, даже замуровав его в эпоксидку, простоит не дольше, чем два, три века.

Ты мыслишь широко и амбициозно. Почему ты до сих пор живешь в Краснодаре?
Сейчас такие обстоятельства. Во-первых, моему ребенку пять месяцев. Во-вторых, меня все устраивает в работе. В-третьих, если я решу уехать, то логично что это будет Нью-Йорк. И в-четвертых, моя самоцель не уехать. Я всегда строила жизнь так, чтобы меня звали, а не я искала. Так и получается сейчас, возможно, потому что я ко всему отношусь очень просто. Когда меня позовут, тогда я пойму, что нужна там, и поеду.

А пойти на понижение в твоем случае это что?
Делать плохие проекты. Я допускаю такую возможность. Если сейчас пойдет жесткий кризис, то первым делом «полетят» дизайнеры. Не каждый потянет дизайн-проект даже за тысячу рублей за квадратный метр, поскольку, давай спустимся на землю, условные 70 тысяч — это две среднестатистические зарплаты. Если мне понадобятся деньги, я буду делать плохой дизайн, но вы об этом никогда не узнаете. Не знаю сколько мне должны заплатить за это, даже боюсь представить. В общем, сценарий маловероятен, еще не встречала таких идиотов, ведь не нужно звать Лутаеву, чтобы сделать плохо, достаточно просто написать любому другому.

Какое у тебя образование?
У меня нет дизайнерского образования, только архитектурное. Сначала я училась в Краснодаре в КубГУ, и это полное дно, я расстроена и зла, о нем можно просто забыть и сжечь диплом, все равно он никому, никогда не понадобится. Потом я поехала в Москву, в «Британку» (Британская высшая школа дизайна), в Московскую архитектурную школу, где преподавали исключительно практикующие архитекторы и инженеры. Два года, проведенные там, изменили мою жизнь. Уверена, хорошее образование для дизайнера или архитектора должно быть основополагающим. Затем я думала поехать в Европу, но просто не увидела в этом смысла. Я могу поехать туда уже работать.

И ты не боишься, что будешь там чужой среди всех?
А кто-то еще в 21 веке такого боится? Я ничего не боюсь. Поэтому я страшный человек.

Это интересно

Видеоканал Hi home
Карта Hi home Professional для дизайнеров